baseonthemoon

Categories:

Байден Освободитель или что общего у трансгендеров, женщин и крепостных крестьян

Недавно патриотическая общественность сильно возбудилась, узнав о том, что Джо Байден отменил запрет для трансгендеров на службу в армии. Такое решение, по мнению скрепоносцев, отчетливо демонстрирует превосходство отечественной системы ценностей над американской. Теперь им остаётся только дождаться, когда армия США полностью погрязнет в содомии и утратит свою боеспособность.

По - видимому, ждать придётся долго, хотя самые нетерпеливые уже начали отмечать будущую победу. Под звон гуслей они наматывают онучи, надевают лапти и пускаются в присядку, заливаясь хохотом над «глупым» американским президентом. До рассвета горят костры, а дамы в кокошниках поют о духовности и славе русского оружия.

Любопытно, что среди прогрессивной общественности - обитателей «твиттера» и «инстаграма», также нашлось место обскурантизму. Первобытность взглядов демонстрировали как мужчины, так и женщины, озабоченно причитая о недопустимости уравнивания в правах «нормальных» людей с трансгендерами.

Вероятно, именно так реагировали бы помещики времён Александра II на новость об отмене крепостного права, будь у них тогда интернет.

Хотя, согласитесь, слышать подобное от публики, чьи предки когда - то находились в положении рабов и веками страдали от неравенства, по меньшей мере забавно. Напомню, что до момента отмены крепостного права, одна часть населения России (23 миллиона человек) находилась в рабстве у другой, то есть у своих же сограждан.

Крепостные не считались полноценными людьми, а потому их свободно покупали, продавали, дарили или проигрывали в карты. Помимо этого, крестьян подвергали побоям, насиловали, обливали кипятком и травили собаками просто забавы ради.

Но, даже после того, как современность вынесла приговор крепостнической системе, все равно находились те, кто сопротивлялся передовым идеям своего времени. На протяжении пяти лет, пока шла подготовка реформ, Александру II приходилось преодолевать отчаянное сопротивление дворянства.

Ситуация выглядит еще нелепее, когда к критике Байдена подключаются современные дамы. Им не помешало бы напомнить, каких усилий стоило прекрасной половине человечества преодоление пути от «Домостроя», до принятия в 1979 году конвенции ООН «о ликвидации всех форм дискриминации женщин».

Сегодня отношение к слабому полу как к собственности или домашней скотине скорее исключение, чем правило, и встречается разве что в отсталых, маргинальных обществах. Но, как только мы слегка приподнимаем завесу времени, то становится очевидным, что так было не всегда.

«Кто не бил жены, о том благочестивые люди говорили, что он дом свой не строит и о своей душе не радеет и сам погублен будет и в сем веке, и в будущем, и дом свой погубит» - писал историк Николай Костомаров о нравах великорусского народа XVI – XVII веков.

Легко догадаться, что домашнее насилие - это не единственная женская проблема в истории России. Современной даме желающей ощутить на себе всю прелесть традиционных ценностей, следовало бы отказаться от паспорта, университетского образования и избирательных прав, то есть фактические расписаться в собственной неполноценности.

Понятно, что в любом неразвитом обществе, такие явления как трансфобия, ксенофобия, сексизм, гомофобия и прочие формы дискриминации - вещи абсолютно нормативные. Но прогресс не остановить. И какой бы уютной ни казалась шкура мамонта некоторым современникам, все равно с ней рано или поздно придётся расстаться. Будущее возьмёт верх над прошлым и люди избавятся от предрассудков, как когда - то избавились от хвоста или шерстяного покрова.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened